Генетическая инженерия. Беспокойства и споры

После объявления Бойером и Коэном о создании технологии рекомбинантных ДНК генетики были возбуждены открывающимися горизонтами ее научного применения. Но она также вызвала тревогу в умах некоторых ученых, включая Пола Берга (Paul Berg), коллеги Коэна по Стенфордскому университету. Берг в это время заканчивал собственные опыты по перемещению генов из одного организма в другой. Он перенес (не пользуясь ферментами рестрикции, а это гораздо труднее сделать) ген из вируса SV40, заражающего обезьян, в геном бактериофага лямбда.

Но Берг не стал вводить полученную рекомбинантную ДНК в клетки Е. coli и показывать, что она функционирует в бактерии. Ученый сделал это, в частности, из-за озабоченности, высказанной Робертом Поллаком (Robert Pollack), генетиком, работавшим в Колд Спринг Харборе. Поллак высказал озабоченность по поводу введения вируса, вызывавшего рак у мышей и хомяков (хотя и безопасного для обезьян) в бактерию, естественно обитающую в кишечнике человека.

В конце 1973 года Берг и еще 77 молекулярных биологов написали в журнал Science и рекомендовали Национальному институту здоровья установить правила безопасности для опытов, которые проводили Бойер, Коэн и многие другие ученые. Через несколько месяцев, в июле 1974 года, во втором письме встревоженные ученые попросили установить мораторий на слияние генов до тех пор, пока не будут оценены возможные опасности и приняты меры безопасности для работы с таким генетическим материалом.

В феврале 1975 года 140 молекулярных биологов встретились в Асиломаре, Калифорния, и пришли к выводу, что работа с рекомбинантными ДНК должна продолжаться, но только в определенных условиях, обеспечивающих ее безопасность. Правила безопасности должны были предотвратить утечку из лаборатории и распространение в природе вновь созданных организмов. В 1976 году Национальный институт здоровья издал правила, очень похожие на предложенные в Асиломаре и обязательные для всех ученых, получавших государственное финансирование. Национальный институт здоровья также создал комитет по надзору за рекомбинантными ДНК (Recombinant DNA Advisory Committee), который должен был давать разрешение на опыты по генетической инженерии. Многие тревоги того времени были рассеяны, но комитет все еще существует.

Это стало началом длящихся и поныне споров о безопасности и этичности генетической инженерии.

Некоторые из возникающих вопросов приведены ниже.

1. Вопросы, связанные со здоровьем. Возникают вокруг генетически модифицированных продуктов питания. Могут ли они быть токсичными? Или менее питательными? Не вызывают ли пищевые аллергии?

2. Проблемы окружающей среды и экологии. Не приведет ли использование трансгенных растений к большему (или меньшему) применению пестицидов в сельском хозяйстве? Не будут ли трансгенные растения переноситься с полей и становиться суперсорняками? Не смогут ли новые гены, встроенные методами генетической инженерии в трансгенные растения, передаваться другим культурным растениям и сорнякам? Не могут ли растения, модифицированные геном Bt (которые продуцируют белок, токсический для насекомых-вредителей), убивать и других насекомых?

3. Экономические и этические вопросы. Могут ли быть запатентованы новые организмы, произведенные за счет генетической модификации? Этично ли создавать зерновые культуры со стерильными семенами? Угрожают ли клоны разнообразию видов? Этично ли клонирование человека (даже не человека, а стволовых клеток) для возможного медицинского применения? И кто все это будет решать?

Вполне уместно сказать, что в настоящее время мы, конечно, можем перемещать гены из организма в организм, но потребуется много времени и усилий на изучение, когда и где это можно будет делать безопасно и этично.

Звукоизоляционные материалы для стен и потолков тонкая звукоизоляция стен.

Оставить комментарий

Ваш комментарий